Газета "Завтра" № 26 (867) от 30 июня 2010 года


У НАС НЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ

Поразительно, что в России до сих пор нет внятной и ясной государственной политики по сохранению и поддержке народной традиционной культуры (НТК). Более того, этот термин отсутствует в законодательном обороте России. Когда возникают любые предложения в этой области, то Министерство культуры РФ или какой-либо иной орган исполнительной власти не могут принимать решения по данной проблеме, проводить мероприятия и финансировать их, поскольку отсутствует само понятие, а значит, и нет соответствующей строки в бюджете. Между тем, народная культура всё ещё жива, несмотря на все сложности. ЖИВА ВМЕСТЕ С НАРОДОМ — ЕЁ НОСИТЕЛЕМ. Жива благодаря огромному запасу позитивного самосознания в народе. Жива, вопреки всей негативной истории развития страны за последние 100 лет.

Давно известно, что у наших государственных кругов при любой смене режимов и идеологий отношение к традиционным ценностям в России неоднозначно. Весь ХХ век господствовала позиция отрицания ценностей НТК в настоящем, а тем более — в будущем. Всё, что говорилось и говорится чиновниками о традиционной русской культуре, или следует советской интернационально-атеистической интерпретации, или заимствуется с Запада: "народное творчество", "местное творчество", "народное искусство", — а недавно появилось "нематериальное культурное наследие" (термин ЮНЕСКО).

Однако в тех субъектах РФ, где есть политическая воля и понимание ценности НТК, она поддерживается, несмотря на отсутствие законодательной терминологии. Это Вологодская область, где в 2000 году была принята областная целевая программа, а в 2004 году Закон о государственной политике в области поддержки НТК, и Краснодарский край, где аналогичная поддержка на законодательном и практическом уровне начала осуществляться с 2007 года. Как практически выглядела подобная поддержка? В местных вузах стали готовить фольклористов, методистов, по всей области появились центры ремёсел, клубы, кружки, была оказана поддержка сельскому населению, носителям и наставникам, передающим традиции пения, ремёсел, создания традиционной одежды и проч. Были введены ставки методистов по народной культуре, которые готовились в Вологодском педуниверситете и областном центре народного творчества, что позволило через систему курсов, семинаров, совещаний улучшить процесс переподготовки подготовки кадров. Методисты и работники культуры держали отчет перед губернатором области. На всё это выделялось достаточно скромное финансирование, и тем не менее, за короткий срок работа дала очень серьёзные плоды. Уменьшилось количество детской и молодежной преступности, снизился уровень наркомании, пьянства, курения среди молодежи, вырос процент поступающих в вузы, улучшились показатели сельского хозяйства. Улучшилась нравственно-психологическая атмосфера в тех местах, где поддержка НТК была наиболее сильной, а самое главное — сократился отток молодежи из села, дети начали понимать значение тех местных культурных ценностей, которые были присущи их малой родине, и стали на них ориентироваться.

Региональный закон, принятый в Вологодской области, называется "О государственной политике области в сфере сохранения и восстановления традиционной народной культуры Вологодской области". Казалось бы, он направлен исключительно на поддержку художественной деятельности, но на самом деле он считается здесь одним из приоритетов государственной культурной политики и одним из важных направлений хозяйственно-экономического развития сельских территорий региона. В России и за рубежом хорошо известны проекты, которые выходят далеко за рамки сугубо художественной деятельности: "Вологодское масло", "Российский лён", "Российский лес", "Российские губернаторы в глубинке". Все они опираются на традиции народной культуры, которые одновременно являются их неотъемлемой частью. Выработанная и законодательно закрепленная политика в сфере традиционной народной культуры привела к созданию и реализации областных целевых программ, благодаря которым в регионе резко активизировалась деятельность по сохранению и восстановлению традиций народной культуры.

Все нападки и властей, и прессы на традиционную народную культуру связаны с её якобы консервативностью. Даже намекают на присущую её носителям ксенофобию. Факты говорят о противоположном. Традиционная народная культура в высокой степени обладает чертами терпимости (толерантности). Те, кто живет в среде традиционной народной культуры, всегда уважают других людей, хранящих свои традиции. Если же человек изменяет своей традиции и становится маргиналом, то понятно, что подобное уважение уменьшается. Именно поэтому какая-то часть жителей Кавказа во многом перестала уважать современных русских и российских жителей, которые, с их точки зрения, в последнее время изменили своим традициям, а значит — и деградировали морально.



А КАК ТАМ В ЕВРОПАХ?

Евроатлантический опыт, к которому любит обращаться современная политическая элита, включая и тех лиц, которые ответственны за выработку современной культурной политики России, включая и президента, и премьер-министра, от российского отличается весьма значительно. В 2004 году была принята международная конвенция по сохранению нематериального культурного наследия. Там объектом государственного и цивилизационного внимания в области культуры, обладающего охранительными функциями, является любое современное народное творчество (вплоть до вырезания бумажных узоров ножницами, которое рассматривается как разновидность народного творчества, имеющая право на эстетическое существование). То есть традиционность в смысле следования глубинному духу, корням культуры, привычная для нашего понимания, является необязательной. У нас в определении нет процесса преемственности, у них же она есть и рассматривается как артефакт. С западной точки зрения, культурное народное наследие воссоздается как совокупность ценностей и признаков, передаваемых из поколения в поколение. Иначе говоря, у них, в той же Европе, на теоретическом уровне преемственность не фиксируется, но практически сохраняется. В нынешней России преемственность культурных традиций не сохраняется ни на теоретическом, ни на практическом уровне.

Европа в историческом развитии не сохранила свою архаическую и крестьянскую культуру. Сейчас под натиском глобализации там в какой-то степени пытаются отстаивать свои культурные ценности, защищать не только свое национальное кино и систему кинопроката, но и промыслы, танцы, пение, народные ремёсла. Причем сегодня любому случаю владения какими-то архаическими формами искусства или мастерства придается очень высокая ценность. Оно хорошо оплачивается. Весьма показателен следующий случай, широко известный в фольклорной среде.

Во время международного фестиваля фольклора в Швеции местные фольклористы и представители власти с высочайшим почтением отнеслись к женщине, которая овладела, пусть на среднем исполнительском уровне, традициями пастушеских закличек, восприняв их от своей бабушки, и стала выступать с ними. Она превратилась в национального героя страны, которого принимали мэры, министры, про которого рассказывали СМИ. У нас же таких носителей традиционной культуры (бабушек, дедушек и их преемников), воспринявших эти формы искусства на гораздо более высоком профессиональном уровне, в сотни и тысячи раз больше, но внимания со стороны государства к ним неизмеримо меньше. Иногда кажется, что его просто нет. Почему бы нам не взять опыт Европы?



ПРИМЕР АЗИИ

За последние десять лет я побывал во многих странах Азии, объездил весь Китай. И уверен, что взлёт Японии и Китая, взлёт "малых тигров": Тайваня, Южной Кореи, Сингапура и т.д., — не случаен. Они становятся лидерами в научном и техническом развитии, приближаются к Америке и наверняка будут определять всё развитие мира в ХХI веке. Но — об этом почему-то помалкивают политологи и экономисты — побеждает не просто тот или иной регион мира. Усталую обезверившуюся Европу побеждает традиционная Азия, сохранившая самые древние памятники культуры и письменности пятитысячелетней давности. Почему китайцы назвали свой космолет на Луну "Чань Э", по имени богини луны, издавна проживающей там с зайцем, хранителем снадобья бессмертия? Почему они и луноход свой назвали "лунным зайцем"? Американский космонавт, прилетевший на Луну, не поленился сообщить, что он ищет следы пребывания этого лунного зайца. Почему японцы, тоже пославшие свой космический корабль на Луну, назвали его "Кагуя", по имени небесной принцессы Кагуя, жившей в лунном дворце? Не отстали от них и индусы, пославшие в сторону луны свой космолет "Чандраян", названный по имени бога луны, грозного Чандры. Значит, народам Юго-Восточной Азии не мешает их традиционная народная культура. Скорее, наоборот: они используют её, как фундамент для прыжка в будущее. И так во всем. На международной выставке ЭКСПО-2010 в Шанхае павильон Макао, напичканный современнейшей электроникой, был выполнен в виде всё того же лунного зайца (на фото).

Сохраняются искусство каллиграфии, традиционная живопись, древними культурными символами, от трехлапой лунной жабы с монеткой во рту до толстячка, бога счастья Хотея, переполнены все киоски мира. Так восточная идеология через традиционные ремёсла и эмблемы древней культуры завоевывает весь мир. Может быть, и нам назвать свой космический корабль "Илья Муромец", а луноход — "Велес"? Может, и нам своими амулетами пора завоевывать мир? Но для этого надо хотя бы самим не забывать свою традиционную культуру.



РУСЬ И РОССИЯ

В сфере нашей традиционной культуры сконцентрировался колоссальный нравственно-духовный и ценностный опыт народа, в том числе и связанный с выживанием в условиях тяжелейших кризисов, которыми изобиловала наша история. Это является дополнительным ресурсом, помогающим найти новые пути выхода из кризиса. Опыт народной традиционной культуры, безусловно, поможет понять современному потерянному российскому человеку и обществу (за один век произошло крушение монархических, советских и во многом либеральных ценностей в их крайней форме, характерной для девяностых годов), осознать, кто мы и откуда наши истоки, и каковы ближние и дальние перспективы развития российского государства, русской культуры и цивилизации. Изучение своих глубинных корней и освоение лучшего, что в них есть, помогает России и российскому народу более успешно взаимодействовать с европейской и мировой цивилизацией.

Народная традиционная культура всегда воспитывает в людях уважение к государству и власти (конечно, при условии, если власть что-то делает для народа), на сегодняшний момент почти отсутствующее в России. Но это уважение отнюдь не сводится к покорности или к слепому послушанию (свободолюбие тех же служивых казаков хорошо известно). Носители традиционной культуры самим присутствием своим вносят моральный аспект в отношение к власти, от которой они требуют, чтобы та не забывала свои обязательства перед народом.

Сегодня обращение к собственным корням понимается почти исключительно как усвоение людьми церковных понятий и ценностей. Формально число верующих растёт, и это само по себе хорошо. Однако улучшения нравственной атмосферы в обществе не происходит. Это говорит о том, что христианские ценности осваиваются современным человеком крайне поверхностно: сильнейшее негативное воздействие на него оказывают электронные СМИ, ТВ, интернет. Значительно более гармоничное, цельное, возвышенное нравственное и духовное состояние русского человека в дореволюционную эпоху (взять хотя бы высокую моральную планку, задаваемую русской литературой XIX века) было во многом связано с тем, что усвоение христианской морали происходило в то время в гораздо более благоприятных условиях и при органичном укладе жизни.



МОДЕРНИЗАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ НТК

Удивительную созидательную силу народной традиционной культуры, не препятствующей, а активно помогающей модернизировать экономику и в целом уклад жизни, хорошо поняли на Востоке. Практически все "азиатские драконы", уже обгоняющие Запад не только по темпам развития, но и по достигнутым экономическим результатам, опирались в своем подходе на традиционные ценности. Подобная стратегия, как показывает статистика, усиливает мотивацию к труду, активизирует поиск форм построения государства и общества нового типа. Обновленные азиатские страны превосходят западный мир по производительности труда: на предприятиях многих стран Востока, в тех же Японии, Корее, Сингапуре, Китае, сложилась такая атмосфера, в которой людям хочется много и созидательно работать. Чего никак не скажешь о среднестатистическом российском работнике, который, несмотря на любые материальные стимулы, сегодня работать попросту не хочет.

При этом все разговоры о "вечной русской лени" абсолютно неуместны. Мы знаем, как еще до революции появилось такое русское экономическое чудо, как Транссибирская магистраль, не говоря уже о темпах довоенного и послевоенного строительства двадцатого столетия. Герои первых советских пятилеток, войны и послевоенных трудовых подвигов родились и получили свое первое воспитание в России, которая была в основном аграрной, еще сохранявшей свои традиционные корни. Да и советская система, с её коллективизмом (советский аналог общинности), культом сильного государства (аналогом великой России), традиционным почитанием вождя (аналогом монархического чувства), мощной и страстной советской идеологией, (представлявшей собой почти религию, но только с противоположным знаком) была во многом традиционным обществом. Во всяком случае, постепенно превратилась в него, что признают самые разные отечественные и западные мыслители и историки России. В ней было много новых обрядов и традиций, являвшихся продолжением традиций старых, пелись чудесные песни, помогавшие строить, жить и побеждать.

Сегодня с высоких трибун начинают раздаваться голоса, предлагающие взять из традиционной народной культуры всё лучшее и позитивное. Это очень хорошо, потому что, в противном случае, мы рискуем в ближайшие годы потерять живых носителей национальных традиционных культур, а лет через 10-15 полностью потерять свою национально-культурную идентичность.

На русский народ и его культуру современные чиновники смотрят как на нечто отсталое, реакционное, тормозящее прогресс и процесс вхождения в западную цивилизацию, неспособное породить ничего полезного и созидательного. Но между тем, именно русский народ с традиционной культурой был фундаментом достижений и Российской империи, и Советского Союза.



ЗАПАД ПРОТИВ РОССИИ

Сегодня информационная война, ведущаяся многими западными центрами и институтами против России, направлена на слом культурных кодов и защитных механизмов психики, которые как раз связаны с традиционными ценностями. Сам феномен перестройки в её разрушительном виде стал возможен после того, как был "пробит" первый уровень защиты — советские идеалы и стереотипы (которые на самом деле во многом, хотя и со значительными искажениями, продолжали традиционную линию русской цивилизации). Результатом этой информационной войны стал развал СССР, отпадение от России и русской культуры союзных республик, а также потеря 25 миллионов русских и русскоговорящих соотечественников. Сейчас выясняется, что цели разрушителей не ограничивались сломом всего советского, как справедливо заметил еще А. Зиновьев: "Целили в коммунизм, а попали в Россию". Распад России, планируемый её геополитическими противниками, предполагает в качестве следующей цели полное уничтожение традиционных ценностей, разрушение исторической памяти, замену традиционных этнокультурных кодов, с их патриотизмом, человеколюбием, идеалами общего дела и духовности на предельно космополитические, примитивно-прагматические, потребительские ценности с максимальной культурной маргинализацией населения и полной потерей национально-культурного идентичности. Сегодня граждане России помещены в окружение чужой агрессивной культуры и ощущают по большей части огромный дискомфорт и несвободу. Потребность в объединении на основе национальных архетипических ценностей у большой части молодежи и людей среднего возраста остается по-прежнему неудовлетворенной, что побуждает их вступать в самые разные националистические организации формального и неформального толка.

Если бы современное общество предложило этим людям нормальную идеологию, позволяющую ощущать себя носителями национальных ценностей и объединяться в деле сохранения и распространения народной традиционной культуры, обрядов, обычаев, песен, танцев, традиционного ремесла, боевых и воинских искусств, то очень большая часть молодежи, тяготеющей сегодня к экстремистским организациям, просто ушла бы оттуда и своим примером показала остальным, где настоящее дело, а где — суррогат и ловушка.

А как объяснят те, кто считает, что фольклор умер, неуклонный рост количества отделений, представительств и новых фольклорных коллективов Российского фольклорного союза? Сегодня 65 из 80 регионов России в той или иной степени охвачены этим процессом. Несмотря на полное отсутствие финансирования и нехватку помещений для репетиционной базы, в регионах постоянно создаются новые группы и объединения, в той или иной степени причастные к воспроизводству песен, танцев, народной хореографии, созданию костюмов, промыслов и прочих культурных факторов. Противники идеи возрождения фольклора утверждают, что фольклор умер, поскольку деревенское население России уменьшилось и сократилась естественная среда обитания фольклора. Однако фольклорное движение в подавляющем большинстве своих форм переместилось в города и настолько расширилось, что, по существу, стало преемником и наследником того, что было на селе. Да, формы фольклора в городах несколько изменились, и её носители — далеко не маргиналы, оторванные от достижений цивилизации и сегодняшних реалий жизни. Это не просто дедушки и бабушки, потерявшиеся в бурной реальности века информационных технологий, — это чаще всего молодые люди, которые владеют всеми информационными технологиями XXI века (количество сайтов, посвященных НТК, стремительно растёт), работают на вполне современных должностях: менеджерами, юристами, архитекторами, преподавателями, занимаются бизнесом, спортом, Рост числа коллективов, экспедиций, увеличение общественной активности фольклорного движения убедительно доказывает, что НТК, выражаясь высоким штилем, бессмертна. Люди, устав от эмоциональной духоты современного мира, всё чаще хотят собираться вместе, петь песни, заниматься народными танцами, воскрешать традиции своих предков.

Государство, ищущее выход из кризиса, могло бы опереться на опыт, наработанный различными государственными и общественными организациями русской традиционной культуры, — такими, как Российский фольклорный союз, кафедры этномузыкологии Московской, Питерской консерваторий и Вологодского пед-университета, Вологодского НМЦ, Новосибирского центра русского фольклора и этнографии, а также многих других. Было бы целесообразно создать при Правительстве или при Администрации Президента РФ подразделения, курирующие вопросы сохранения, изучения и господдержки народной традиционной культуры как стратегического объекта в сфере безопасности страны. Было бы целесообразно также поддержать отдельные разрозненные государственные и общественные организации, которые много лет занимаются данной темой. Идеологически подобного рода подразделения могли бы в какой-то степени взять на себя заботу по противодействию негативным и разрушительным идеям, проникающим в сознание молодежи и принимающим форму негативных неоязыческих сект и экстремистских ультранационалистских организаций.

Было бы крайне полезным воспользоваться уже существующими общественными структурами, которые самостоятельно ведут подобную работу, но без государственной поддержки, и поэтому имеют очень ограниченные возможности. При определенном мандате доверия со стороны государства такой организацией мог бы стать Российский фольклорный союз, способный скоординировать общественные силы.



ОПЫТ РОССИЙСКОГО ФОЛЬКЛОРНОГО СОЮЗА

Российский фольклорный союз был основан в 1989 году. Сегодня активно действующие филиалы РФС присутствуют в 65 субъектах Российской федерации, включая обе столицы и многие крупные города нашей страны. Союз занимается изучением, освоением, поддержкой и распространением традиционной народной культуры во всем многообразии её проявлений. Эта всероссийская организация объединяет фольклористов-теоретиков и практиков, а также коллективы: ансамбли, группы студии, клубы, работающие на поле НТК. Одно из направлений его деятельности — восстановление искусственно разрушенного процесса преемственности НТК, введение её элементов в современный социокультурный процесс. Коллективы собирают, осваивают, популяризируют, передают более молодым поколениям различные формы народного искусства, быта и жизни (традиционные праздники, семейно-бытовые обряды, музыка, пение, танцы, боевые искусства, ремесло). В этой организации состоят и работают самые высокие профессионалы в области фольклористики, занимающиеся организацией и проведением семинаров, фестивалей, реконструкцией праздников, фольклорными экспедициями.

По своему профессиональному уровню и опыту Российский фольклорный союз мог бы стать полезным партнером государства в деле воспитания молодежи и поддержания позитивной психологической атмосферы в обществе, где народная песня — там всегда праздник, подъём духа. РФС является организацией общественной инициативы, которая добровольно, при почти полном отсутствии государственной поддержки, курирует фольклорное движение в России, объединяющее несколько сотен тысяч человек. Как показывает опыт Вологодской области, при наличии даже небольшой господдержки эта организация могла бы помочь государственным институтам в сфере национальной культурной политики и в деле создания благоприятной культурной среды для успешной модернизации нашего государства.



НЕОБХОДИМ ЗАКОН О НТК

Обсуждение этих вопросов давно пора вынести на федеральный уровень и сформулировать, наконец-то, внятную государственную политику по сохранению и поддержке народной традиционной культуры. Её необходимо зафиксировать в Федеральном законе "О государственной поддержке НТК" и Федеральной целевой программе "Сохранения и поддержки НТК в России", учитывающих и отечественный, и зарубежный опыт.

Сегодня разрабатывается первый в новой России полноценный Федеральный закон "О культуре". Очень бы хотелось, чтобы в нем были отражены проблемы, о которых говорится в этой статье, и раздел о НТК занял бы в этом законе подобающее достойное место. Только речь в нем должна идти именно о НАРОДНОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ, а не о каком-нибудь "местном художественном творчестве", "народном творчестве", "культуре народов России" или еще о чем-то подобном. Такая подмена понятий приводит к тому, что есть традиционная культура народов Поволжья, Кавказа, Севера и Юга России, но вот "старший брат" — русский народ, создавший культуру, по которой до сих пор нас еще опознают на Западе, остаётся без внимания государства, без законодательной поддержки своей культуры.

Можно заметить, что хотя власть и не занимается специально изучением этого вопроса, но в какой-то степени понимает: традиционная культура в России умирает. Однако она (власть) никак не обозначает своего государственного отношения к угасанию того, что было основой национальной жизни на протяжении многих веков. Власть на федеральном уровне не понимает огромного созидательного потенциала НТК и, по всей видимости, не уверена, что эти ценности должны присутствовать в будущем России?



КОНКРЕТНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Ситуация с традиционной культурой в России такова, что от власти требуется реакция, подобная государственным решениям по поводу казачества, вопрос о котором после долгих мытарств был всё-таки решен в положительную сторону. Государство не стало бросать такую значительную силу, как казаки, на произвол судьбы, а сделало правильный шаг в сторону их интегрирования в процесс возрождения России и построения новой российской цивилизации, приняв Концепцию государственной политики по отношению к российскому казачеству.

Если всё-таки государство признает, что традиционная народная культура нужна, то тогда, ещё до принятия Закона о народной традиционной культуре, необходимо сделать первые следующие шаги:

— наладить координацию властных структур и ряда общественных организаций и движений, много лет и вполне успешно занимающихся этой деятельностью. Интегрировать все лучшие силы в деле сохранения нематериального наследия наших предков;

— провести экспертную оценку состояния НТК в государстве и предложить партнерство тем организациям и силам, которые ежедневно продолжают нести тяжелую ношу служения своему народу историческим корням, практически ничего не требуя взамен. Было бы также очень полезно для всех групп людей, коллективов, общественных организаций учредить некие налоговые льготы, освобождающие их от жесткого налогообложения, предоставлять подобного рода организациям помещения для работы и подумать о системе материального поощрения, подключения к грантовым программам;

— рекомендовать СМИ изменить свое отношение к этой тематике и перестать делать вид, что всех зрителей, слушателей и читателей интересует исключительно попса. Единственный пример фольклорной программы на ТВ — проект "Мировая деревня" на РТР (1991-1995) показал, что многочисленный круг людей смотрит и переписывает эти передачи, нередко воспринимая их как глоток свежего воздуха в удушливой атмосфере пошлости, агрессивных новостей и культа низменных ценностей. Фольклор можно показывать очень интересно, увлекательно, зрелищно, и успех у значительной части зрителей будет обеспечен. СМИ должны перестать присваивать ярлыки "неформата" всему, что не вписывается в парадигму примитивных развлекательных программ.

Пора действовать! Иначе к числу потерь, которые понесли наше государство и культура за двадцатый век и особенно за два последние десятилетия, добавится полное исчезновение важнейшего культурного пласта, делавшего Россию Россией, а русских русскими.

Прошу считать эту статью запросом в Государственную думу РФ.